Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
.... МЕНЕДЖЕР .....
8-904-644-38-79
прием заказов по телефону
информация по заказам
... Обратный Звонок ...
НЕ СМОГЛИ ДОЗВОНИТЬСЯ?
Обратный Звонок
Мы перезвоним, 
в удобное для вас время
.... НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ....
Каталог
Зарубежные Альбомы
Русские Альбомы
Сборники
Музыка из кино
MP3 на DVD
Аудиокниги
Классическая музыка
Концерты на DVD
DVD Видеоклипы
Музыка и Ноты
Музыкальные Фильмы
Телешоу
Российские Сериалы
Телесериалы
Латино сериалы
Турецкие сериалы
Азиатские сериалы
Индийские сериалы
Итальянские сериалы
Мульт Сериалы
Кинофильмы на DVD
Мультфильмы
Документальные Ф-мы
Театр на экране
РАСПРОДАЖА
Спец. Предложения
Anime (Аниме) DVD
DVD Караоке
Для Электронных Книг
Поиск Товаров
искать в найденном
Расширенный поиск
.: ХОЧУ ДЕШЕВЛЕ !!! :.
http://mp3shock.ru/anim_sc.gif
.....Распродажа
!НОВИНКА НЕДЕЛИ!
Новости
Подписка на новости
 Подписаться
 Отписаться
Новости
Дата публикации: 20.07.2002
Граммофонная История
В истории записи и воспроизведения звука одной из главных технических проблем было соединение пластинки и иголки в единую механическую систему. Слишком уж разные стояли перед ним задачи: пластинка должна быть легкой, небьющейся, бесшумной хорошо и быстро прессоваться, а иголка - должна уметь без искажений прочесть сделанную запись, не разрушив ее хрупких дорожек. Поэтому материал иглы и пластинки должны создавать малый коэффициент трения и быть износостойкими. С созданием компакт-дисков и лазерных проигрывателей все эти проблемы просто перестали существовать, но до этого, в течение почти ста лет, над их решением бились лучшие умы человечества.

Секреты черного диска

Производство граммофонов и пластинок оказалось настолько доходным делом, что очень скоро у Эмиля Берлинера - зачинателя этого дела - появилось множество последователей и конкурентов. Все исследовательские работы в лабораториях были окружены тайнами. Для большей секретности приходилось пускаться на самые различные ухищрения: на фабриках всем исходным материалам присваивались ложные названия, а в цехах, где готовилась пластиночная масса, тщательно избегали гирь, заменяя их разноцветными мешочками, наполненными нужным весом свинцовой дроби. Точный состав каждой марки граммофонных пластинок охранялся как торговый секрет и разглашению не подлежал, доступ к этой тайне имел лишь узкий круг ведущих специалистов фирмы.

Так из чего же делались первые грампластинки? Еще работая над процессом записи, Эмиль Берлинер искал материал, пригодный для тиражирования. Цинковый диск, выступающий в роли оригинала, испещрен спиралью не задевающих друг друга дорожек. Если эту спираль размотать, она протянется на несколько сотен метров. Пока игла пробегает этот путь, ее острие давит на дорожку записи с невероятной силой - около тонны на квадратный сантиметр, примерно, как паровоз на рельсы. Какой же материал сможет выдержать такую нагрузку?

Рис.1. Иголки для воспроизведения грампластинок

Первый в мире граммофонный диск Э. Берлинер изготовил из целлулоида - сейчас он хранится в Национальном музее в Вашингтоне. Такие пластинки быстро изнашивались, деформировались и приходили в негодность. К 1895 году Берлинер усовершенствовал технологию изготовления дисков и наладил их производство из эбонита. Так появились первые пластинки массового потребления. До виниловых LP им, конечно, было еще далеко. Неудовлетворительное качество звука, прежде всего, шипение, мешающее восприятию записи, заставляло продолжать поиск. Однажды Берлинер обратил внимание на пуговицу своего пиджака, рельефный рисунок которой чем-то напоминал дорожку записи в миниатюре...

В 1896 году, позаимствовав технологию изготовления пуговиц, провели испытания. Они оказались успешными, и вскоре началось изготовление пластинок из шеллака - массы, из которой делались пуговицы. Получение этого загадочного материала уходит корнями в Индию. Одна из композиций шеллака - сургуч - была известна в Европе еще в средние века. Шеллак представляет собой смолу, собираемую с некоторых тропических растений. Производителем этой смолы является лаковый червец - крошечный жучок, который, пытаясь защитить себя от многочисленных врагов, выделяет смолу и закутывается в нее, как в скорлупу (скорлупа или оболочка по-английски shell - отсюда и название "шеллак"). Количество сидящих на ветке насекомых настолько велико, что скорлупки их очень часто сливаются в один общий слой, обволакивающий ветку. Тысяча насекомых дает около 15 граммов шеллака. Для создания одной грампластинки, таким образом, "работали" около четырех тысяч насекомых. Из одной тонны шеллака можно было изготовить 18 тысяч дисков. Доставка шеллака производилась исключительно водным путем. Во избежание слипания материала в блоки преуспевающие фирмы использовали пароходы с рефрижераторами. Главной экспортной гаванью была Калькутта, откуда шли суда в Нью-Йорк, Лондон, Гамбург - города, являвшиеся важнейшими центрами граммофонной промышленности.

…Да, выбор Берлинера оказался верным. Шеллак отвечал всем требованиям производства грампластинок. Его можно было вводить в различные смеси, подогревать, подвергать давлению, он эластичен и в то же время тверд. Шеллачный диск не ссыхается, игла при движении не скалывает и не разрушает рисунка звуковой дорожки. В то время только эта естественная смола могла без малейших искажений отпечатать узор звуковых колебаний, нарезанных рекордером.

Но одного шеллака было мало, в состав массы вводились самые различные компоненты-наполнители. Ими могли быть мелкие порошки, типа пемзы, угля, кирпича и др. Правда, изготовленные таким образом диски уже после нескольких проигрываний начинали шипеть и потрескивать: в звуковых канавках стирался поверхностный слой шеллака, и оставались зернистые твердые вещества. Это явление долгое время ограничивало рост популярности грамзаписи.

А какого цвета были первые пластинки? Натуральная смола имела светлый оттенок, в сочетании же с другими компонентами давала неприятный грязный цвет. Тогда для придания пластинке эстетичного внешнего вида в состав массы начали вводить сажу, и диск стал элегантно черным. Но выпускались диски и коричневого и даже голубого цвета - все зависело от красящих веществ и наполнителя.

Стремительный рост количества выпускаемых в мире пластинок требовал все больше и больше шеллака. Ограниченность же мировой добычи этого материала начала лимитировать саму возможность дальнейшего расширения их производства. И на мировом рынке остро встал вопрос об освобождении от так называемой "шеллачной зависимости".

В лабораториях крупнейших компаний начались серьезные исследования по созданию синтетического материала, полностью заменяющего "чудесную смолу". Поиски материала для производства пластинок шли в самых различных направлениях. Так, например, в Чехии были не только запатентованы, но и на одной из фабрик выпускались граммофонные диски из стекла. По отзывам современников, они имели прекрасный вид и прочность, шипели значительно меньше обычных. Прорабатывалась идея формирования пластинок из фарфора. Пресса сообщала, что даже после простого обжига, без глазури, они давали достаточно чистый звук. Большие надежды возлагались на металл, над претворением идеи работали Гайсберг, Дерби и другие инженеры общества "Граммофон". В Лейпциге начали штамповать пластинки из жести! Впрочем, вскоре выяснилось, что они в 15…20 раз быстрее изнашиваются, чем обычные шеллачные. Был у них и другой недостаток - при охлаждении металл сильно сокращался, и пластинка, записанная в до мажоре, звучала в тональности ми-бемоль мажор, т.е. на полтора тона выше фактической записи.

Проводились эксперименты по изготовлению пластиночной массы из составов, применяемых на кондитерских фабриках, что послужило основанием для патента на "съедобные пластинки". Не остался в стороне и шоколад. Для любителей "сладкой музыки" была не только разработана технология, но и налажено производство и сбыт. В России шоколадные пластинки продавала в Петербурге знаменитая кондитерская фирма "Жорж Борман". Для "прослушивания" использовался специальный граммофон, который также покупался в кондитерской. Французская фирма "Пате" готовила к выпуску пластинки из бумаги.

Рис.2. Цех прессовки грампластинок
начала прошлого века

Но, наверное, самым поразительным было предложение штамповать диски… из пороха! Связано это было с тем, что после окончания Первой мировой войны Германия была обязана выполнить требование Антанты об уничтожении больших запасов взрывчатого вещества. Способ переработки был запатентован, и тротиловые пластинки поступили в продажу. Пытаясь снизить потребление шеллака, некоторые фирмы выпускали слоистые диски. Они были очень привлекательны внешне: под поверхностным, прозрачным слоем размещался либо декоративный узор, либо портрет исполнителя.

Не сразу установились и существующие форматы грампластинок. Первые берлинеровские диски были диаметром 12,5 см (всего на полсантиметра больше, чем современный компакт-диск), имели два отверстия в центре, и проигрывались от середины к краю, также как CD. Затем диаметр постепенно стал увеличиваться, и даже иногда достигал полуметра (этим отличилась фирма "Пате"), - таким образом пытались размещать на пластинке большие музыкальные фрагменты. Но столь внушительные габариты вели к увеличению размеров граммофона, и поэтому привились пластинки с диаметром 30, 25 и 17,5 см, получившие соответствующие названия "Гигант", "Гранд" и "Миньон".

Диски вначале не имели этикеток, название записи гравировалось прямо на массе или наклеивалось на обороте вместе с либретто и нотным примером, поскольку фонограмма размещалась только на одной стороне. Двусторонние пластинки появились лишь в 1903 году. Первое время скорость записи колебалась от 75 до 90 об/мин, поэтому у граммофонов были регуляторы на нужное число оборотов, но затем почти все сошлись на постоянном числе 78 об/мин. Шеллачные пластинки воспроизводили полосу частот от 70 до 6000 Гц, а об отношении "сигнал/шум" вообще было как-то неловко говорить. Судя по объявлениям петербургских газет 1902 года, пластинки стоили достаточно дорого - два рубля за штуку, приобретать их могли только обеспеченные люди, и тем не менее, граммофонные диски получили широчайшее распространение.

Иголки не для шитья

Позаимствовав материал для изготовления грампластинок из технологии производства пуговиц, Э. Берлинер обратил внимание еще на одну деталь швейного производства - иголку. По замыслу изобретателя, именно она должна была соединить граммофон и пластинку в единую звучащую систему. Подобно смычку у струнных инструментов, иголке предстояло "оживить" сделанную запись - извлечь звук, не повредив тонких дорожек пластинки, и передать его диафрагме и рупору. Но реализовать данную идею на практике оказалось делом не простым.

Рис.3. Запатентованный граммофон

Проведя ряд экспериментов, Э. Берлинер пришел к выводу, что иголка для грампластинки должна обладать целым рядом особых свойств. Важно было найти такое сочетание твердости материалов, при котором игла подвергалась бы значительно большему износу, чем пластинка, так как ее выбрасывать выгоднее, нежели диск с полюбившейся записью. С другой стороны, быстрый износ иглы разрушал пластинку и ухудшал воспроизведение высоких частот, что отражалось на качестве звучания. Видимо, этот неразрешимый конфликт и положил начало "столетней войне" между пластинкой и звукоснимателем, закончившейся лишь с изобретением лазерных дисков и CD-проигрывателей.

Побочным продуктом "войны" являлось еще и шипение пластинки, которое долгое время бросало тень на репутацию грамзаписи. Реклама тех лет успокаивала: "Граммофон шумит больше, чем фонограф, но к этому можно легко привыкнуть". Привыкать никто не хотел - начался долгий и кропотливый поиск "идеальной" иголки. Что только не применяли для ее изготовления: в дело шли шипы роз, рыбьи и другие кости, твердый каучук и целлулоид. Делались попытки производить иголки из хрусталя, рога, слоновой кости, японского бамбука, самшита и других пород дерева. Как бы в противовес мягко звучащим деревянным, выпускались иглы из твердых сплавов, например вольфрамовые.

В Англии и Америке осваивалось производство позолоченных иголок, специально предназначенных для особо состоятельных меломанов. Широко рекламируемого "золотого звучания" они дать, конечно, не могли - мягкий благородный металл стирался уже после двух-трех проигрываний - но душу толстосумов радовали несказанно. Долгие поиски кончились тем, что остановились на хорошо закаленной и тщательно отполированной стали, как на материале, наиболее полно отвечающем требованиям того времени. Решено было, что игла должна выдерживать приблизительно трех- или пятиминутную игру - звучание одной грампластинки.

"Граммофонные иголки - это мелочь, но от них зависит многое", - писал в 1907 году журнал "Новости граммофона". Действительно, в эпоху акустических аппаратов игла, по сути, была единственным инструментом, позволяющим как-то регулировать громкость звука и тембр граммофона. Чтобы разнообразить звучание, иглы выпускались различной формы, твердости и механической прочности: для громкого, среднего и слабого звука. Были и универсальные, которые, благодаря своей сложной форме и способу их закрепления в мембране, могли либо усиливать, либо ослаблять звучание. Иглы имели громкие названия: "Иерихонская труба", "Рыцарские", "Герольд", "Салон", "Амур", "Кондор", "Эластик", "Золотой конец", "Орел" и т.д.

Каждая фирма бойко рекламировала свой товар, подчеркивая его особые и неповторимые достоинства. Так, например, "Иглы со львом" имели девиз английского ордена Подвязки: "Honni soit gui maly pense" - "Да будет стыдно тому, кто плохо о них думает". Компания "Эксцельсиор", торговавшая этим фабрикатом, находилась в Елизаветграде! "Так какие же иголки лучше?" - задавали вопрос любители грамзаписи. Вот что советовали своим покупателям специалисты Акционерного общества "Граммофон": "Обращайте внимание, чтобы форма острия употребляемых вами иголок вполне соответствовала звуковым бороздкам пластинок, так как более тонкое острие подвергается сильному колебанию и портит таким образом звуковые линии, толстое же острие лежит на бороздках и, конечно, не может передать все малейшие звуковые оттенки пластинки".

Этот совет в компромиссной форме отражал борьбу, разразившуюся в начале века между так называемыми "толстыми" и "тонкими " иглами. Линия фронта этой "междоусобицы" проходила на прилавках магазинов, хозяева которых проявляли чудеса рекламной гибкости и выдумки, не забывая, разумеется, о собственной выгоде. Долгое время на российском граммофонном рынке царствовали американские, английские и германские производители иголок. Многомиллионный ввоз их товаров в Россию, обусловленный широким спросом, возбуждал аппетиты нечистых на руку дельцов. На некоторых проволочно-прокатных и гвоздильных заводах организовывались "подпольные" производства" граммофонных иголок. Не имея никаких специальных приспособлений, не зная секретов технологии передачи звука, они выпускали "товар", ориентируясь лишь на внешнее сходство.

Солидные компании стали бить тревогу. Они предупреждали любителей музыки: "Не покупайте дешевых иголок! Не берите их на рынке у мелких агентов и лиц, предлагающих их чуть ли не из-под полы. Эти иглы ничего не стоят, но обойдутся слишком дорого". После прослушивания пластинки на каждой иголке оставался след - своеобразный отпечаток звуковой борозды. Бывшая уже раз в употреблении иголка не могла повторно пройти точно по звуковым линиям и достичь такой передачи звука, как новая.

Инструкции и наставления того времени предупреждали: "Если вы хотите сберечь свои пластинки, - меняйте иголки после каждой пьесы!". Обладатели современных проигрывателей избавлены от назойливой процедуры перемены иголок после прослушивания каждого диска, а ведь именно так приходилось поступать истинным меломанам на заре грамзаписи. Особые хлопоты эта процедура доставляла молодым барышням, "играющим на граммофоне" (так в то время именовалось прослушивание пластинок), - они кололи себе пальцы. Многочисленные жалобы клиентов на это неудобство сделали свое дело - был изобретен специальный автомат - "иглозаменитель". Важным этапом в смягчении "противоборства" иголки и пластинки стало изобретение тонарма - подвижной части рупора, оно заметно снизило давление на пластинку, поэтому иголка могла воспроизводить большее количество пьес.

Рис.4. Тротиловые диски

Русские изобретатели не были в стороне от решения проблем усовершенствования граммофона и такой важной его части, как иголка. Достаточно вспомнить В.И. Ребикова, автора так называемой "тупой" иглы, ставшей, в конце концов, прототипом многих зарубежных разработок. Но самая видная роль в усовершенствовании этой колкой детали принадлежала Августу Августовичу Бурхарду - владельцу Петербургского Торгового Дома "Оптика и механика". Наряду с И.П. Рапгофом, он был одним из первых распространителей граммофонных товаров в России и, как многие энтузиасты этого нового дела, не ограничивался вопросами коммерции. Проявив смекалку и немалые инженерные способности, он изобрел иглу под названием "Салон", которая, несмотря на жесткую конкуренцию, закрепилась не только на российском, но и на мировом рынке, став одной из самых популярных. Привилегия на нее была заявлена министру торговли и промышленности России. Август Бурхард запатентовал ее во многих зарубежных странах - о качестве продукта говорили многочисленные призы и награды, полученные на самых престижных выставках. Иглы выпускались под тремя номерами: № 1 - голубая (тихая), № 2 - красная (средней громкости) и № 3 - черная (громкая).

Империалистическая война нанесла по граммофонной индустрии значительный удар. Но, несмотря ни на что, пластинки выпускались, и граммофон продолжали слушать. Именно в это время разразился "иголочный голод". Из различных городов поступали неутешительные сведения о полном отсутствии иголок у торговцев, зато отдельные лица располагали миллионными запасами, и было ясно, что пляска цен - это дело их рук. В разных местах страны распространялись слухи, будто германские шпионы скупают в России все запасы иголок для отправки к себе на родину, где ими начиняют шрапнели и снабжают ударники для ручных гранат. "Кто бы мог подумать, - вопрошала пресса, - что граммофонные иголки, воспроизводящие дивные мелодии, могут служить в то же время и для уничтожения рода человеческого? И уж кому в голову могло прийти, что германцы будут скупать их у нас, когда Германия всегда была одним из крупнейших производителей, и все фабрики там мобилизованы?" Конечно, это были нелепые домыслы: жалкие остатки иголок, которые могли найтись в российских лавках, вряд ли устроили бы германскую агентуру; да и вывести их из страны было невозможно, ибо ни одна таможня не пропустила бы стальной груз.

Рис.5. “Квадрафоническое воспроизведение”

Однако в глубинке слухи, с легкой руки местной администрации, приобрели форму реальных действий. Так, например, в Симбирске 21 марта 1916 года полиция обходила все магазины и записывала запасы граммофонных иголок. Одновременно "отцы города" выпустили постановление об отпуске иголок покупателям только по особым прошениям, оплачиваемым рублевыми гербовыми марками (от одной до пяти коробок). По сути, это означало введение талонов, словно речь шла не об иголках, а о хлебе, муке или мыле.

В период иголочного голода лишь фирма "Пате" не понесла убытков. Соответственно не возникало проблем и у ее постоянных покупателей, так как в "патефонах" - аппаратах этой фирмы - вместо обычных стальных применялись иглы из сапфира с шариком на конце, которые не требовали замены. Замечательная идея, реализованная французскими братьями-инженерами, намного опередила свое время. Впрочем, и они здесь были не первыми, поскольку еще задолго до этого изобретателем фонографа Т.А. Эдисоном была предложена алмазная игла "diamond reproducer", которая, в конце концов, надолго заняла свое место в проигрывателях грампластинок.

Инженеры и звукотехники прекрасно понимали, что самым важным для качества воспроизведения в системе механической записи является место соприкосновения конца иглы с дорожкой записи. Чтобы удержать иглу в канавке в аппаратах акустической системы, вес мембраны должен был быть порядка 120…150 граммов при ширине канавки 160 микрон.

В 1918 году акционерное общество "Гомон" взяло патент на "чтение фонограмм электромагнитным лектором" ("lecteur" по-французски означает "проигрыватель" - прим. ред.). Фактически это уже был электрический звукосниматель! Иголка с тяжелой мембраной уходила в прошлое, начиналась новая эра в истории грамзаписи… Во второй половине XX века маленький алмазный кристалл в проигрывателе, как и в старые добрые времена, называли иголкой. Но согласитесь, что он мало похож на продукт швейного производства, который привлек некогда внимание Эмиля Берлинера.

 

Александр Тихонов

 
© 2006-2020 Интернет-магазин MP3SHOCK.RU